Нас читают
userNULL
ORDERS
NULL
arEgoods
NULL
arXMLIDsSession
NULL
GOODS
NULL
string(0) ""

Алексей Лошкин: «Мы не “кошмарим” без повода»

 10.05.2017       925
Алексей Лошкин: «Мы не “кошмарим” без повода»

Новый руководитель Контрольно-счетной палаты Челябинской области Алексей Лошкин, ранее возглавлявший Главное контрольное управление региона, рассказал в интервью изданию «Южноуральская панорама», в чем разница между КСП и ГКУ, а также о том, кто контролирует финансовую дисциплину в Челябинской области.

Аудит для профилактики


— Алексей Александрович, для многих обывателей непонятно, зачем в одном субъекте два контрольных управления? Они дублируют или дополняют друг друга?

— По сути, ГКУ — внутренний финансовый контроль, внутренний аудит, работающий на органы исполнительной власти. Проще говоря, это «ревизоры губернатора», которые действуют по его поручению. Плюс ко всему это еще и мониторинг осуществляемых ими государственных закупок. КСП — это функционально и организационно независимый орган, осуществляющий внешний финансовый контроль, экспертизу принимаемых бюджетов и госпрограмм. Все их полномочия прописаны в Бюджетном кодексе РФ и 44-м Федеральном законе.

— Судебная система также декларирует независимость и справедливость. Получается, что вы своего рода финансовый суд.

— Мы не выносим приговоры, если говорить о наказании. Мы осуществляем внешний финансовый контроль. Хотя, вы правы, что ГКУ и КСП в чем‑то похожи. Обе структуры ведут плановые и внеплановые проверки. Кстати, мы уже договорились о том, чтобы не дублировать друг друга. При этом органы внешнего контроля обладают более широкими полномочиями, которые позволяют отследить весь процесс закупки от планирования до исполнения. В частности, мы проводим аудит закупок в любой из бюджетных сфер. Допустим, в том же образовании делаем выборку нескольких десятков учреждений и проверяем одноименные процедуры, последовательность их проведения и исполнения, соблюдение требований законодательства... Это позволяет выявить наиболее системные, часто повторяемые ошибки, которые могут привести к нарушениям. Чтобы их не допустить, мы предлагаем различные решения, проводим обучение. Это превентивные меры, точнее, профилактика.

— А какие наиболее типичные нарушения при проведении госзакупок?

— Живут не по средствам! Заключают госконтракты в отсутствие лимитных обязательств. Еще в 2014 году, когда работал в ГКУ, я с этим сталкивался сплошь и рядом. Сейчас, к счастью, подобного все меньше и меньше, но встречается. Чиновники учатся на чужих ошибках, сознают возможные последствия. Недавний нашумевший на всю страну пример с мэром Омска, который заключил подобный контракт, не подкрепленный финансово. Подрядчик, которому было отказано в оплате, обратился в суд и по исполнительному производству ему сейчас возвращают деньги из бюджета.

«Все хорошо, согласно докладам»

— Челябинская область практически не фигурирует в скандалах с госзакупками.

— Наш регион в этом плане «отстающий». Заказчик, я это могу ответственно говорить, стал более сознательным. Не последнюю, а может и главную роль, играет тот факт, что губернатор уделяет этому вопросу особое внимание. Жестко требует, и при нем финансовая дисциплина поднялась на качественно новый уровень.

— Свою роль сыграло и то, что раньше по итогам проверки КСП не возбуждались уголовные дела. А сейчас надо, чтобы материалы доводились до суда?

— Можно сказать, что сформировался некий социальный запрос власти, от которой требуют самоочищения системы. Это федеральный тренд, который активно поддерживают в Челябинской области. За примером ходить не надо. Итоги ревизии, проведенной КСП в Сосновском районе, стали поводом для нескольких уголовных дел. И это только начало. Кстати, и проверки ГКУ только при Дубровском стали направляться в правоохранительные органы. Сейчас идет суд над экс-главой Кунашакского района Вадимом Закировым, целый букет статей. Началось все с того, что ГКУ проверило историю с детским садом и передала в правоохранительные органы. Хорошо помню эту историю, потому что тогда руководил управлением. А дальше было уже то, что СМИ назвали «силовой зачисткой района» — вслед за ревизорами в Кунашак пришли из прокуратуры, СК, полиции и УФСБ. Ну а материалы КСП после того, как утверждаются на коллегии, сразу уходят в прокуратуру.

— Особые требования к квалификации и антикоррупционной устойчивости и к самим инспекторам?

— Мы работаем на результат, и этого я требую от своих сотрудников. Но государственных заказчиков необходимо научить. Ведь требовать надлежащего исполнения можно только в том случае, если человек совершенно четко понимает и алгоритм действия, и последствия того, если он этот алгоритм нарушит. Второй постулат: если ты знаешь процедуру, знаешь как надо работать, но сознательно идешь на нарушения, то должен отвечать.

У нас любой инспектор контрольно-счетной палаты выполняет функции аудитора. Аудитор — это всегда набор профессиональных компетенций. Мало уметь анализировать документы, надо «идти в народ». Помните, как у Окуджавы, «Цезарь был на месте, соратники рядом, жизнь была прекрасна, судя по докладам»? Когда выезжаешь в муниципалитеты, то по докладам все отлично, а когда начинаешь сравнивать бумажное благополучие с реальной картинкой на местах, с подсказками населения, то получается несоответствие. По документам прекрасный дом для детей-сирот, в действительности — стены в плесени, крыша течет. Есть направления, которые Борис Александрович Дубровский держит на особом контроле. В первую очередь это как раз программы по предоставлению жилья детям-сиротам, переселению из ветхо-аварийного жилья. Это вопросы, которые находятся на контроле у общественности, и мы не можем и не должны их игнорировать.

До сих пор случаются нарушения, связанные с оборотом земель и имущества. Глава муниципалитета, по моему убеждению, должен быть хозяином вверенной ему территории. И когда при выявлении нарушения глава района начинает оправдываться, что он не мог ничего изменить и не знал, что у него происходит, то это не более чем отговорки. На одной из коллегий руководитель района пытался оправдаться, что, мол, это главы поселений «намудрили и разворовали» землю. Вице-губернатор Евгений Голицын тогда резонно заметил: «Вы же по району катаетесь, неужели не видите баннеры вдоль дорог с рекламой продаж участков? И вам ли не знать, что это за земля?» А если глава действительно ничего не замечает, то грош ему цена.

Верительная грамота

— Контрольно-счетную палату некоторые называют «страшным сном» глав муниципалитетов и руководителей бюджетных организаций. Вы отметили, что деятельность КСП направлена на проведение контрольных и экспертно-аналитических мероприятий по поручениям Заксобрания, предложениям и запросам губернатора. Кто, кроме них, может стать инициатором проверки?

— Мы не «кошмарим» без повода. Вероятно, раньше контрольные органы сами себе составляли планы проверок, руководствуясь субъективным представлением. Надо двигаться вперед, опираясь на запросы людей. Сайт КСП актуален, мы размещаем и результаты проверок и принимаем сигналы с мест. Мой рабочий день начинается с того, что распределяю письма, что приходят на электронную почту КСП, с просьбой провести проверку. Правда, люди зачастую адресуют нам задачи, которые не входят в компетенцию КСП: то утихомирить соседа-хулигана, то лампочки ввернуть на улице. С этим не к нам!

— В вас видят последнюю инстанцию, которую тоже просят помочь...

— Когда я возглавлял исполком «Единой России», то предложил на сайте партии дать объявление о приеме граждан по личным вопросам. И мне не дадут соврать коллеги, не было пятницы, чтобы не приходили посетители со своими проблемами и вопросами. Не только и не столько личными. Практику личного приема граждан продолжаю и сейчас, но уже как руководитель Контрольно-счетной палаты Челябинской области.

— Свое вхождение в должность руководителя КСП вы начали с определенного реформирования структуры.

— В феврале на сессии областного парламента мы инициировали изменения в областной закон о КСП. Упростили процедуру дачи поручений со стороны губернатора, ушли от излишней заформализованности, что требовала много времени. В законодательстве прописали и основания для проведения внеплановых проверок по поручению ЗСО и нашего губернатора.

— Если результат проверки не вызывает интереса правоохранительных органов, то может ли этот документ стать верительной грамотой, знаком качества программы «Ревизорро» для территории?

— Наклеек у нас таких, чтобы их на двери мэров клеить, нет. Но неофициально отчет аудита дает некий статус определенного благополучия, что с соблюдением финансовой дисциплины все в порядке. Хотя в рамочку, как почетную грамоту, на стенку отчет не повесишь. Но опять-таки мы чаще проверяем по секторам и не всегда проводим комплексную ревизию муниципального образования. Поэтому не найдя нарушений в земельных отношениях, это не означает, что следующая проверка не выявит недочетов уже в сфере госзакупок или по линии имущества. А в последнее время стало практиковаться следующее. Новый руководитель, заходя на ведомство, сам запрашивает у нас внеплановую проверку. Будет поручение губернатора или ЗСО, обязательно проведем. Так, к примеру, было с Облизбиркомом. Для такого руководителя итоги аудита станут и «охранной грамотой», а главное возможностью начать работу с чистого листа, и, а это важно, шансом избежать нарушений впредь. Потому что он уже будет знать, «где тонко». Мы поможем ему в этом.

...Сравнение с судебной структурой контрольно-счетной палаты оказалось неслучайным. На столе у Алексея Лошкина стоит статуэтка Фемиды и судейский молоток. «Это символы объективности и независимости, — подчеркнул Алексей Александрович, — а молоточек обозначает окончательность принятого решения».

Источник: «Южноуральская панорама»