Чем сложнее закон, тем проще его нарушить?

 01.05.2018    № 3 • 2018    476
Чем сложнее закон,  тем проще его нарушить?

Почему растет количество жалоб от участников закупок в ФАС, как трансформируются нарушения Закона № 44‑ФЗ, журналу «Финконтроль» рассказал Александр Николаевич ПЛЕТЕШКОВ, руководитель Ленинградского УФАС России.

— Александр Николаевич, по данным ФАС России, количество жалоб от участников закупок увеличивается с каждым годом. Какова тенденция в Ленинградской области? По вашему мнению, чем можно объяснить данный факт?

— Действительно, каждый год мы наблюдаем увеличение количества жалоб от участников государственных закупок. Если обратиться к статистике, то в прошлом году за восемь месяцев нам поступило 800 жалоб и заявлений. В текущем году за аналогичный период их уже больше тысячи. При этом следует отметить, что в Ленинградской области число обоснованных жалоб в этом году несколько снизилось. Это может быть связано с тем, что заказчики стали прислушиваться к нашим рекомендациям. Мы ежеквартально проводим публичные обсуждения законодательства о контрактной системе, где рассказываем о сложившейся практике применения и разбираем самые частые ошибки. Ведь не всегда нарушения закона связаны со злым умыслом, иногда они допускаются из-за недостаточного уровня знаний у контрактных управляющих.

Кроме того, все мы, конечно же, знаем о принятом Национальном плане развития конкуренции в Российской Федерации на 2018–2020 годы. В рамках реализации национального плана Ленинградское УФАС проводит целый комплекс мероприятий, направленных на снижение количества нарушений в сфере государственных закупок. В своей деятельности мы уделяем большое внимание вопросам образования и повышения квалификации. Мы взаимодействуем с ведущими вузами Санкт-Петербурга, такими как СПбГУ и Санкт-Петербургский государственный экономический университет. До конца 2018 года на базе ЛГУ им. А. С. Пушкина откроется научный центр, в котором государственные и муниципальные служащие смогут повысить свою квалификацию. И очень приятно, что мы видим в этом вопросе заинтересованность региональной власти.

— На что чаще всего жалуются в УФАС по Ленинградской области участники закупок, осуществляемых в рамках Закона № 44‑ФЗ?

— Следует отметить, что предмет жалоб из года в год остается все тем же. Прежде всего это жалобы на положения закупочной документации, в которой заказчик необъективно описывает объект закупки, устанавливает нестандартные показатели. Продолжают поступать жалобы на ненадлежащую инструкцию по заполнению заявки, на неуместные или завышенные требования, устанавливаемые заказчиками. И, конечно же, нам поступают сигналы о незаконном отклонении заявок по результатам рассмотрения первых, реже вторых частей заявки.

— Как трансформируется состав нарушений в рамках законодательства о контрактной системе?

— Трансформация нарушений в рамках Закона № 44‑ФЗ, на наш взгляд, зависит от сложившейся судебной практики и изменений, вносимых в законодательство. Например, появилось в законе положение об отмене допусков СРО, а документацию о закупке заказчик поменять не успел или забыл. Соответственно, появляется новое нарушение.

Кроме того, мы видим, что сегодня увеличилось число сговоров на торгах. Картели сейчас повсеместно, но это уже нарушение антимонопольного законодательства, а не Закона № 44‑ФЗ.

— В свое время много копий сломано при обсуждении вопроса об объединении закупок товаров, работ, услуг в один лот. Скажите, в Ленобласти этот вопрос снят с повестки дня?

— Не совсем снят. Сегодня мы еще сталкиваемся с такого рода нарушениями, но уже не так часто, как года 2–3 назад, когда закупки, состоящие из нескольких лотов, объединенных в один, были очень распространены. Например, ремонт дорог в разных районах Ленинградской области, утилизация медицинских отходов разной степени опасности, закупка совершенно разных лекарственных препаратов. Одно из последних таких дел было в 2017 году — аукцион стоимостью 130 миллионов рублей на выполнение работ по капитальному ремонту централизованного стерилизационного отделения Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Ленинградской областной клинической больницы. В одну закупку были объединены разные виды работ — работы по капитальному ремонту помещения и поставка медицинского оборудования. Причем стоимость оборудования составляла более 65 процентов цены контракта. Сейчас жалобы на объединения лотов встречаются редко.

— В вопросе повышения прозрачности закупок большие надежды возлагались на введение единого каталога товаров, работ, услуг. Сегодня такой каталог действует в отношении медизделий. Скажите, опираясь на вашу практику, связанную с выявлением нарушений при закупках медизделий, можно ли говорить о том, что каталог успешно выполняет возложенные на него функции?

— На наш взгляд, не выполняет. Вся загвоздка в названии товара, которое привязано к ОКВЭД. На практике получается, что идентичные, по сути, товары с незначительной разницей в названии могут иметь разные номера ОКВЭД. И наоборот. То есть каталог ввели, но тем самым лишь запутали и участников, и заказчиков.

— Где больше всего нарушений законодательства о контрактной системе: на региональном или на муниципальном уровне?

— Однозначно можно сказать, что на муниципальном уровне. Особенно в небольших районах Ленинградской области. Объяснить это можно прежде всего недостаточным уровнем квалификации сотрудников, которые не успевают отслеживать изменения законодательства и подстраиваться под них. Закон сложный, в университетах специально не изучается, поэтому очень важно заказчику постоянно повышать компетенцию своего контрактного управляющего и ответственных сотрудников.

Кроме того, отдаленные, небольшие муниципальные образования считают, что их закупки не привлекают внимания общественности и не могут стать предметом для жалоб. Органы региональной исполнительной власти притягивают больше внимания, и региональные заказчики ведут себя более аккуратно.

— В каких сферах чаще всего встречаются нарушения?

— Очевидно, что нарушений больше в наиболее экономически привлекательных для участников рынка госзаказа сферах. Это строительство, ремонтные дорожные работы, поставка питания в школы, детские сады, больницы и т. д. По крайней мере, у нас в Ленинградской области картина такова.

— Есть мнение: чем сложнее замок, тем больше способов его открыть. Как вы считаете, применимо ли это правило к Закону № 44‑ФЗ: чем сложнее закон, тем проще его нарушить?

— Соглашусь, что в таком утверждении есть доля правды. Если в качестве нарушителей рассматривать заказчиков, то положения закона о контрактной системе позволяют им досконально описать нужный товар. При этом в описании заказчики зачастую переходят рамки дозволенного, специально создают подвохи для участников тендеров и т. д. С участниками все предельно ясно: нарушили закон, не исполнив должным образом условия контракта, — стали фигурантами реестра недобросовестных поставщиков.

— Александр Николаевич, и тем не менее, невзирая на сложность закона о контрактной системе, его подводные камни, он работает на обеспечение честных торгов?

— Это сложный вопрос. Оценивать закон с такой точки зрения мы, как территориальное управление федеральной службы, не вправе. Вместе с тем представители центрального аппарата нашего ведомства признают, что в законе много несовершенств. В то же время к любому закону можно придраться и найти лазейки. На мой взгляд, каждый из участников рынка должен понимать, почему нельзя нарушать закон и к каким экономическим последствиям могут привести противоправные действия.

Подготовила О. В. Изутова