Как организовать и осуществлять ВФА?

На вопросы читателей журнала «Финконтроль» отвечает Алексей Игоревич КОКАРЕВ, начальник отдела Департамента бюджетной методологии и отчетности в государственном секторе Минфина России, государственный советник Российской Федерации 2-го класса.

Уточните, пожалуйста, наименования колонок реестра бюджетных рисков, формируемого внутренним финансовым аудитом?

При формировании колонок реестра бюджетных рисков строго следуем приказу Минфина России от 21 ноября 2019 года № 196н, утвердившему федеральный стандарт «Определения, принципы и задачи внутреннего финансового аудита». В пункте 3 стандарта приведены определения бюджетного риска и реестра бюджетных рисков. В определении последнего указывается перечень информации, которую он должен содержать. Пункты этого перечня и есть заголовки колонок реестра бюджетных рисков. Скачай на память.

Отсутствие нарушений — железное доказательство наличия надежной системы внутреннего финансового контроля.

С 2020 года организации самостоятельно организуют и осуществляют внутренний финансовый контроль, при необходимости устанавливают порядок осуществления внутреннего финансового контроля, а перечень операций, карты ВФК, отчеты теперь необязательны. В этом случае будет ли достаточным указать в приказе руководителя, что ВФК осуществляется как самоконтроль и контроль по подчиненности? Требуется ли ведение иных документов, подтверждающих осуществление финансового контроля? Как доказать проверяющим (без выше перечисленных документов), что финансовый контроль организован и осуществляется?

Есть два варианта. Первый: мы можем прописать в учетной политике учреждения, что в соответствии со статьей 19 Федерального закона № 402-ФЗ организация осуществляет внутренний контроль фактов финансово-хозяйственной жизни. И дальше прописать, что такой контроль осуществляется путем выполнения таких-то контрольных действий, например самоконтроль, контроль по подчиненности. Но в организации может осуществляться и смежный контроль (когда документы согласуются со смежными подразделениями), и автоматический контроль. Поэтому мы можем использовать второй вариант и перечислить все виды контрольных действий, которые фактически осуществляются в организации, в том числе написать «иные контрольные действия, осуществляемые в ходе выполнения бюджетной процедуры, либо в ходе выполнения бюджетного полномочия».

Требуется ли ведение единых документов, подтверждающих организацию финконтроля? Нет, не требуется. В Бюджетном кодексе теперь нет бюджетного полномочия по внутреннему финконтролю. Но если кроме учетной политики в организации принят порядок осуществления внутреннего финконтроля, либо такой порядок сохранен с 2019 года (с учетом его актуализации в соответствии с федеральными стандартами ВФА), то тогда могут вестись единые документы, предусмотренные этим порядком.

Как доказать проверяющим, что финансовый контроль ведется? Сейчас у органов контроля нет полномочия по анализу внутреннего финансового контроля, его исключили из статьи 157 БК РФ. В соответствии с обновленным кодексом анализируется только деятельность по внутреннему финансовому аудиту. А уже аудитор оценивает надежность внутреннего финансового контроля. Что он конкретно оценивает, прописано в приказе Минфина РФ № 196н (пункт 14 федерального стандарта). Основное же доказательство осуществления внутреннего финконтроля заключается в том, что операция либо бюджетная процедура выполнена без нарушений и недостатков, а также в выявлении и устранении нарушений и недостатков самими исполнителями этих операций.

При упрощенном осуществлении аудита аудиторские мероприятия не проводятся, планы проведения аудиторских мероприятий не составляются и, соответственно, заключения по результатам аудиторских мероприятий не подписываются. В этой связи положение по осуществлению внутреннего аудита не требуется.

Если организация осуществляет финансовый аудит по упрощенной системе (контрольно-ревизионный отдел наделен полномочиями по осуществлению ВФА), следует ли утверждать положение по реализации организацией как участником бюджетного процесса полномочий по организации и осуществлению внутреннего финансового аудита, предусмотренных статьей 160.2-1 Бюджетного кодекса?

Здесь в вопросе содержится какая-то ошибка. Если у нас есть контрольно-ревизионный отдел и он наделен полномочиями по осуществлению аудита, значит, согласно приказу Минфина РФ от 19 декабря 2019 года № 237н это означает, что организован субъект внутреннего финансового аудита, и этим субъектом внутреннего финансового аудита как раз и является контрольно-ревизионный отдел. Упрощенное осуществление ВФА по приказу № 237н означает, что никаких отделов у нас нет, ни на какое должностное лицо полномочия по аудиту не возложены. Положение по осуществлению ВФА в случае выбора организацией упрощенного варианта осуществления ВФА не разрабатывается. В соответствии с пунктом 14 приказа № 237н руководитель принимает на себя ответственность за результаты выполнения бюджетных процедур. Соответственно, по пункту 14 руководитель ГРБС будет подписывать все основные документы, и этим подписанием он будет участвовать в выполнении процедуры, осуществлять ВФК.

Например, руководитель ГРБС подписывает бюджетную отчетность. Этот момент подписания есть участие руководителя в выполнении бюджетной процедуры. В соответствии с федеральным стандартом он же организует и осуществляет внутренний финконтроль. Это означает, что руководитель ГРБС перед тем, как подписать документ, его проверяет сам, то есть осуществляет самоконтроль. Также он смотрит наличие виз его подчиненных — должностных лиц, которые этот документ также проверили, и в рамках контроля по подчиненности, смежного контроля он убеждается, что документ проверен, никаких ошибок там не выявлено. И тогда он его подписывает.

Следующий пункт стандарта — руководитель решает задачи, направленные на повышение качества финменеджмента. По сути это значит, что он оптимизирует свою деятельность при осуществлении бюджетного процесса в части полномочий ГАБСа или АБСа. Сказать проще — он минимизирует всевозможные бюджетные риски и старается не допускать никаких нарушений и недостатков. Что важно отметить? При упрощенном осуществлении аудита аудиторские мероприятия не проводятся, планы проведения аудиторских мероприятий не составляются и, соответственно, заключения по результатам аудиторских мероприятий не подписываются. В этой связи положение по осуществлению внутреннего аудита не требуется.

Будут ли в 2020 году разработаны и утверждены новые методические рекомендации по организации и проведению внутреннего финансового аудита? Будут ли разработаны примерные формы документов?

Разработку методических рекомендаций Минфин России в 2020 году не планирует. Есть федеральные стандарты, которые все моменты описывают достаточно полно и широко. Если все-таки стандартов будет недостаточно, то, возможно, в 2021 году по отдельным вопросам, как, например, ведение реестра бюджетных рисков, могут появиться разъяснения. Но пока окончательного решения по их подготовке не принято.

По поводу примерных форм документов. Этот вопрос тоже рассмотрим в 2021 году, уже по итогам реализации полномочия по аудиту. На сегодняшний день позиция следующая: все, что должны содержать документы (план проведения аудиторских мероприятий, программа аудиторских мероприятий, заключение, годовая отчетность по ВФА, реестр бюджетных рисков), прописано в стандартах. Рисовать единую форму для всех и ограничивать коллег — этого мы делать не хотим.

Нужно ли утверждать порядок по формированию и ведению реестра бюджетных рисков и его форму?

Стандартами внутреннего финаудита порядок для формирования и ведения реестра бюджетных рисков как отдельный документ не предусмотрен. Реестр бюджетных рисков — это рабочий инструмент внутреннего аудитора. Внутренний аудитор, исходя из требований приказов 195н и 196н, определяет форму этого реестра и самостоятельно его ведет. Важно отметить, что ведение реестра означает постоянное внесение дополнений, изменений в этот документ (актуализация реестра). На какую-то конкретную дату он не утверждается, такого требования у нас в стандартах нет.

Предполагается, что реестр бюджетных рисков ведет аудитор. Какое участие в его формировании и ведении принимают субъекты бюджетных процедур? Составляют его совместно с аудитором или аудитор составляет, а субъекты бюджетных процедур его согласовывают?

Пунктами 9 и 10 федерального стандарта, утвержденного приказом Минфина России от 22 ноября 2019 года № 195н, установлено, что субъект внутреннего финансового аудита, то есть аудитор, ведет реестр, а субъекты бюджетных процедур, то есть должностные лица ГАБС, АБС, исполняющие бюджетные процедуры, дают предложения в этот реестр бюджетных рисков. В том числе они оценивают бюджетные риски и результаты оценки представляют аудитору. Таким образом, исполнители бюджетных процедур дают информацию аудитору, аудитор ее обобщает, анализирует, при необходимости включает в реестр бюджетных рисков.

Субъекты бюджетных процедур реестр не согласовывают, потому что реестр — это документ внутреннего аудитора. Но последний может довести сформированный реестр до субъектов бюджетных процедур, чтобы исполнители бюджетных процедур знали, что ту операцию, которую они выполняют, аудитор считает рискованной и какие контрольные действия, по его мнению, они должны выполнять. Другими словами, реестр доводится до субъектов бюджетных процедур для того, чтобы исполнители работали с ним при осуществлении внутреннего финконтроля.

Главное управление терроргана фонда ОМС является главным администратором и главным распорядителем бюджетных средств, при этом не имеет подведомственных организаций. Исходя из этого, каким образом должен быть организован внутренний финконтроль? Должен ли проводиться мониторинг качества финансового менеджмента?

То, что ГРБС не имеет подведомственных организаций, никак не влияет на необходимость организации и осуществления внутреннего финансового контроля. Важно отметить, что внутренний финконтроль не следует путать с ведомственным контролем и контролем учредителя. Отвечаю на вопрос. ВФК должен быть организован с учетом требований приказа Минфина России № 196н, где написано, что такое контрольное действие, внутренний финансовый контроль и дано определение бюджетных процедур и т. д.

Должен ли проводиться мониторинг качества финансового менеджмента? В соответствии со статьей 160.2-1 Бюджетного кодекса мониторинг качества финменеджмента проводит финансовый орган в отношении ГАБС, и ГАБС — в отношении подведомственных администраторов бюджетных средств. Если теруправление ФОМС, являясь ГАБС, не имеет подведомственных организаций, значит, у него нет объектов мониторинга. Следовательно, мониторинг проводиться не должен.

При принятии ГАБС решения об образовании субъекта ВФА путем наделения должностного лица полномочиями по осуществлению ВФА может ли это лицо совмещать обязанности внутреннего аудитора с основной должностью? Ведь в каждом ГАБС возникает проблема с выделением отдельной ставки?

— Да, может. Но необходимо соблюсти главное условие: внутренний аудитор (это должностное лицо) должен быть функционально независимым. Это означает, что при выполнении своих основных должностных обязанностей он подчиняется в соответствии со структурной иерархией организации, но при выполнении должностных обязанностей внутреннего аудитора — напрямую руководителю ГАБС. Кроме того, внутренний аудитор не должен участвовать в выполнении бюджетных процедур, подробнее требования к функциональной независимости приведены в пункте 4 приказа 237н.

Пример

При принятии ГАБС решения об образовании субъекта ВФА путем наделения должностного лица полномочиями по осуществлению ВФА издается приказ руководителя, в котором написано, что, например, Иванов Иван Иванович по таким-то вопросам по основной деятельности подчиняется такому-то должностному лицу, а по вопросу осуществления внутреннего аудита — руководителю ГАБС. Кроме как в приказе руководителя ГРБС такие положения могут быть прописаны в должностном регламенте (инструкции). При этом выделять отдельную ставку необходимости нет.

Подготовила С. В. МАРТЫНЕНКО

Ваш комментарий:*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено